Susanin
Успеха добивается не самый талантливый и тем более не самый достойный, а самый упорный. Потому что ему больше всех надо.© Народная мудрость
Описывать программы и методики, применяемые в платной медицине, всегда занятие неблагодарное и не совсем корректное.

Кроме того, психиатры-наркологи далеко не всегда имеют достоверную информацию о том, что происходит в некоторых медицинских центрах, так как работающие в них коллеги в рекламных целях стараются создать вокруг себя ореол таинственности и всемогущества. Как правило, в серьезной специальной литературе такие методы не описываются.

Мы можем поделиться с Вами только той информацией, которую сами получаем как из выступлений авторов метода, так и от больных, поступающих к нам после лечения в платных учреждениях. Естественно, такая информация «просеивается» профессионалами через сито собственного опыта.

(Из книги А. Данилина и И. Данилиной «Как спасти детей от наркотиков» М., 2001)


МЕТОД НАЗАРАЛИЕВА

Доктор Назаралиев работает и живет в городе Бишкек (Киргизия). Из-за удаленности от центра России ему удается сохранить ореол таинственности, существующий вокруг его метода.

Министерство Здравоохранения России предлагало доктору Назаралиеву поддержку в распространении его подхода на территории Российской Федерации, при условии, что доктор опубликует в приемлемом для научной медицины виде описание своей методики. Однако, в ответ на это предложение последовал категорический отказ.

Ввиду отсутствия публикаций, мы можем говорить о методе, применяемом в Бишкеке, только по рассказам больных, которые вновь начали принимать наркотики после лечения и обратились за помощью к нам.

Анализируя отзывы больных, публикации и доступные источники информации, мы пришли к выводу, что и для лечения наркотической абстиненции, ломок, доктор Назаралиев использует так называемые «атропиновые комы». Фактически получается, что абстинентный синдром преодолевается с помощью... обмороков, вызванных атропином как мощным сосудорасширяющим средством. Эта процедура, как это ни странно, имеет некоторый смысл с точки зрения химического взаимодействия веществ в организме. «Обмороки» несколько уменьшают «тягу» к наркотикам, да и «ломки» в обморочном или полуобморочном состоянии переносятся легче.

Естественно, такого рода лечение крайне тяжело переносится самими больными. Они даже вспоминают об этом периоде с трудом и крайне неохотно.

Применение атропина разрешено в медицинской практике. Однако применение атропиновых ком считается крайне рискованным и не рекомендуется, поскольку:

во-первых, смертельные дозы препарата крайне близки к тем дозам, с помощью которых вызываются комы (такие свойства лекарств в медицине образно называются «узким терапевтическим окном»);

во-вторых, применение системы атропиновых ком может ухудшать и без того плохое состояние мозга больного наркоманией. Дело в том, что атропиновая кома способна затруднить отток крови от мозга, повысить внутричерепное давление и вызвать нарушение деятельности сосудистой оболочки мозга. Все эти явления врачи называют атропиновой энцефалопатией.

Второй этап метода Назаралиева опирается на специальные психотерапевтические методы работы с наркоманом. К сожалению, они основаны на подавлении самолюбия пациента и понижении у него чувства собственного достоинства.

Аналогичные подходы были широко известны в американской психотерапии 60—70-х годов XX века. Образную демонстрацию таких методов, применяемых при перевоспитании преступника, Вы можете увидеть в легендарном фильме Стенли Кубрика «Заводной апельсин». Там же наглядно показана и их эффективность.

Это приказные, директивные методы внушения, включающие в себя ту или иную форму наказания пациента при невыполнении им инструкций, данных врачом.

Сюда относятся соблюдение крайне строгого и точного режима, длительное нахождение в неприятных и неестественных позах, выполнение крайне неприемлемых для личности действий и т. д.

Необходимо отметить, что официальная западная психотерапия уже больше 20-ти лет назад признала опасность таких способов воздействия на личность: возникновение после их применения неконтролируемой агрессии, склонность больных, прошедших через подобные методы, к попыткам самоубийства и т. д.

Заканчивается реабилитационный этап тем, что больному вводится якобы разработанный доктором Назаралиевым препарат, провоцирующий смерть наркомана при приеме героина в период действия лекарства.

Надо сказать, что Назаралиев отказался раскрыть химическую формулу этого препарата и провести его клинические испытания. А судя по тому, что большое количество наших пациентов, лечившихся в Бишкеке, чаще всего «срывались» задолго до окончания действия препарата и до сих пор живы, такого препарата просто-напросто не существует.

Надо сказать, что никакого препарата, являющегося волшебной палочкой, при лечении наркомании вообще не существует и, по всей видимости, при нашей с Вами жизни существовать не будет. Человеку или людям, которым удастся преодолеть все сложности, возникающие на пути создания универсального препарата «от наркотиков», просто-напросто не понадобится держать его в тайне. Им гарантирована Нобелевская премия и такое финансирование из всех стран мира, что никакая частная клиника денег им просто будет не нужна.

В целом, несмотря на все эти «но», метод доктора Назаралиева, наравне с другими похожими программами, несомненно, имеет право на существование. На свете живет огромное количество больных наркоманией людей, которым показаны своеобразные методы психотерапии Назаралиева. Это те пациенты, болезненное, доходящее до полной переоценки своей личности самолюбие которых не дает им возможности осознать свою проблему и лечиться по-другому.

Самое главное, что нужно понимать, что те, без малого, 6 тысяч долларов, которые стоит лечение у доктора Назаралиева, дают, по всей видимости, ту же, что и во всех психотерапевтических центрах мира, результативность — 5—10% людей, прекративших прием наркотика более, чем на 1 год.

ПРОГРАММА «ДЕТОКС»

Программа «Детокс», в первую очередь, подкупает читателя рекламных объявлений скоростью обещаемого выздоровления.

Изюминка этой программы заключается в том, что пациент, проходящий лечение, избавляется от ломок за 6 часов. И даже эти часы он проводит в состоянии сна, вызванного медицинским наркозом, тем же, который используется во время хирургических операций.

Сутью самой процедуры «Детокс» является введение человеку, спящему под наркозом, препарата из класса опийных антагонистов. Препараты этой группы вытесняют остатки морфина из нервных клеток и окончаний. И самый болезненный период отмены наркотиков, действительно, протекает безболезненно и быстро.

На втором этапе, после такой дезинтоксикации, больному, по его желанию, вводится «магический» эндорфиновый препарат, который должен, по мнению авторов программы, на полгода удалить и «приход», возникающий у наркомана после приема героина, и патологическое влечение к наркотику.

Нам не хочется повторять все то, что было сказано по поводу препарата Назаралиева. Однако важно понимать, что эндорфинового препарата не существует. Естественно, химический состав препарата, который вводит программа «Детокс», представляет собой коммерческую тайну, и никакого медицинского лицензирования в нашей стране не проходил.

Надо отметить, что многие пациенты говорят: «Пробовали на обычных дозах, прихода нет!». Все правильно, его и не должно быть. Во время дезинтоксикации под наркозом больному ввели большую дозу опийного антагониста (препарата «нолтрексон» или его аналога).

После проведения самой обычной дезинтоксикации в государственной или частной клинике с использованием аналогичных препаратов (они отнюдь не секретны, об их достоинствах и недостатках мы поговорим отдельно) «прихода» и «кайфа» при приеме обычных для пациента доз наркотика тоже не будет. Организм начнет работать нормальнее, и длительное время сможет сопротивляться действию героина. Так что такой эффект нельзя относить на счет «секретного» препарата.

Последнее время, под давлением медицинской общественности, коммерческая программа «Детокс» включила в состав своих предложений работу психолога и психотерапию. Однако узнать у работающих в «Детоксе» врачей, какие именно формы психотерапии они используют, авторам не удалось. Складывается впечатление, что, поскольку программой «Детокс» руководят не психиатры-наркологи, а врачи-анестезиологи, до конца прояснить суть данного вопроса они не могут. Врачи «Детокса» очень часто говорят, что их программа широко используется за рубежом: в США и Израиле. Это действительно так. Однако имеется в виду только первая часть программы, а именно — быстрая дезинтоксикация под наркозом.

Что касается столь широко распространенных «секретных» препаратов, волшебных палочек, то такие средства наши западные коллеги использовать, в принципе, не могут. Если, не дай Бог, пациент поймет, что ему, за его деньги ввели «липу» и препарат не дает обещанного эффекта, то врача ждет суд с умопомрачительными суммами штрафных санкций, позорное увольнение из профессиональной ассоциации, возможное лишение права практики и т. д., вплоть до ареста за аферу.

Методы же быстрой дезинтоксикации под наркозом — не секрет. Они широко распространены, особенно в той части медицинской службы Запада, которая тесно связана с... полицией. Арестованного наркомана необходимо быстро привести в себя для проведения дальнейших следственных действий.

В крупных лечебных центрах такие подходы тоже используют, но не в качестве основы лечения, так как абсолютно справедливо считают, что переживание ломок имеет важное психологическое значение для лечения наркоманов.

«Ломками» наркоман расплачивается за полученное удовольствие. Ощущение ломок помогает психотерапевту внушить страх и отвращение к наркотикам.

Практика показывает, чем безболезненнее прошел наркоман период ломок, тем больше вероятность быстрого возобновления приема наркотиков. Поэтому, несмотря на то, что не только введение препаратов-антагонистов морфия под наркозом, но и многие другие медицинские методы позволяют полностью лишить наркомана ломок (может быть, только за более длительный срок), большинство врачей предпочитают сохранить в переживаниях и воспоминаниях пациента какую-то часть этих жутких впечатлений.

Подавляющее большинство специалистов-наркологов и у нас, и на Западе считает, что для достижения длительного эффекта лечение не должно переноситься наркоманом, как нечто легкое и приятное.

Мы уверены, что если наши читатели вдумаются в эту проблему с абсолютно бытовых позиций, то они тоже согласятся с мнением врачей. «Легкость» лечения приводит к тому, что наркоман начинает паразитировать не только на родителях, но и на удобном лечении.

«Почему, собственно, не колоться дальше?», — думает он. «Вот начнет у меня расти доза, возьму у отца деньги, в «Детокс» схожу и снова буду, как новенький».

Самое страшное, что при платной помощи таким пациентам меняется психология не только больного, но и врача. Врачу становится выгодно, чтобы пациент обращался к нему снова и снова. Чем больше обращений, тем больше денег.

Кроме того, возникают и другие, чисто медицинские проблемы. Одновременное сосуществование в крови пациента героина и средств для медицинского наркоза, может, также как и атропин в методе Назаралиева, вызвать энцефалопатию и углубление психической нестабильности пациента.

Для пациентов, мозг которых имеет повышенную чувствительность к средствам медицинского наркоза, такая процедура может оказаться и смертельно опасной.

Однако в нашей стране живет много людей, ищущих в медицине уже упоминавшуюся нами «волшебную палочку». Для них такой подход является вполне приемлемым, если они в состоянии заплатить 5000 долларов всего-навсего за быстрое выведение продуктов метаболизма героина из организма.

Нам хотелось бы, чтобы читатель понял, что «Детокс» используется на Западе лишь в очень специальной сфере наркологической помощи. Это связано с тем, что при длительном применении такого метода как основного эффективность лечения наркоманов по сравнению со стандартной цифрой — 5-10% больных, которые прекратили принимать наркотик, не поднимается, а существенно падает.

Самое главное, нужно ясно осознавать: сделать так, чтобы человек стал «независимым от наркотиков за шесть часов», современная наука, к сожалению, не в состоянии.

МЕТОД МАРШАКА

Программа, предлагаемая С. Я. Маршаком и его центром «Кундала», также содержит 2 этапа помощи больным наркоманией.

На первом этапе проводится абсолютно та же самая дезинтоксикация под наркозом, что и в программе «Детокс». Ее достоинства и недостатки приводились выше.

Второй этап — этап чисто психотерапевтический или реабилитационный. Он строится на двух направлениях религиозной психотерапии: либо на так называемой «йоге кундалини» (которая в данном случае называется «його-терапией»), либо на программе «12 шагов» движения «Анонимных алкоголиков» и «Анонимных наркоманов».

Реабилитационными этапами руководят специалисты, приглашенные доктором Маршаком из США.

Приемы медитации в центре «Кундала» основаны на развитии особой, постулируемой этой формой йоги, тонкой «энергии Кундалини». Психологические упражнения с использованием энергии «Кундалини» используются в центре для моделирования состояния наркотического опъянения. Предполагается, что человек тренируется произвольно вызывать у себя состояние наркотического опьянения.

В целом, эта программа выглядит гораздо более корректной, чем описанные выше, так как в ней быстрая дезинтоксикация используется не как самоцель, не как способ «мгновенного излечения», а как «вход» в конкретную психотерапевтическую программу.

Именно как легкий вход в серьезную, и не всегда приятную, психотерапевтическую методику используются методы быстрой дезинтоксикации нашими западными коллегами.

Что касается применения С. Я. Маршаком религиозной психотерапии как основы реабилитационного, восстановительного процесса, то необходимость различных ее форм совершенно очевидна.

Следует сделать только четыре существенных пояснения:

Во-первых, программа «Анонимные наркоманы» — это не медицинский метод, а международная программа взаимной поддержки людей, прекративших употреблять наркотические вещества. Руководят ею не врачи, а сами бывшие больные. Участие врачей и психологов в работе таких групп, по идеологии движения, считается даже нежелательным. Участие в этом движении людей, испытывающих зависимость от наркотиков, является абсолютно добровольным и абсолютно бесплатным.

Каким образом «центру Маршака» удается совмещать бесплатные, альтруистические принципы «Анонимных наркоманов» и стоимость лечения в 5000 долларов нам понятно не до конца.

Во-вторых, мы принадлежим к числу специалистов, которые считают, что психотерапевту не должно быть абсолютно безразлично, из какой именно системы религиозных идей почерпнуты те, или иные приемы психотерапии.

Дело в том, что мы глубоко убеждены, что все главные психологические сферы жизни россиян сознательно и бессознательно опираются на Православную духовную традицию. Один из основателей психоанализа Карл Юнг сказал бы, что характер русских обусловлен Православным «архетипом».

Все движущие силы, энергетические основы нашей души глубоко Православны.

Именно поэтому мы имеем все основания высказать сомнения в правомерности попытки использовать чуждую жителям нашей страны духовную систему даже в благородных лечебных целях.

Работа с «чакрами» и «энергией кундалини» может помочь справится с наркотиком, но за такую помощь можно заплатить «ломкой» тончайших психических механизмов больного.

У нас, после курса психотерапии у доктора Маршака, прошло лечение всего несколько пациентов. Только один из них все-таки произнес фразу: «Это лечение чем то похоже на секту».

Возможно, когда-нибудь мы проанализируем, каким образом любая попытка использования чужой для национального архетипа духовности постепенно, но неминуемо превращается в нашей стране в секту. Здесь скажем лишь, что воздействие восточных религиозных техник на мозг действительно напоминает действие наркотика и в этом смысле, как абсолютно справедливо утверждает Маршак, позволяет «моделировать» наркотическое опьянение.

Опасность заключается лишь в том, как бы психологическая «модель» наркотика не превратилась для неискушенной подростковой души в новый наркотик.

Необходимо понимать, что далеко не все методы психотерапии, успешно применяемые в Америке, можно использовать в нашей стране. Мы очень разные, мы абсолютно по-разному воспитаны. Наркотики стали у нас «модными» в абсолютно другой психологической ситуации, чем в Америке.

Использование техник медитации, оторванных от контекста, духовного содержания культуры, может привести и, как известно из деятельности сект, регулярно приводит к непредсказуемым психическим изменениям у людей, участвующих в сеансах такого рода.

Наши пациенты отличаются крайней неустойчивостью психики. Мозг бывшего наркомана резко и органически ослаблен применением героина.

Наркоман во время депрессии — это больной, психическая реакция которого на мистическую, медитативную терапию непредсказуема. Использование для его лечения восточных энергетических техник, всегда являющихся методами изменения сознания, может вызывать изменения психики, вплоть до затяжных психозов с бредом и галлюцинациями.

Не надо забывать, что любой наркотик, сам по себе, может «оживить» дремлющие психические заболевания. Такие болезни, как шизофрения и эпилепсия, способны обостриться или впервые неожиданно проявиться под воздействием как наркотиков, так и религиозных техник, изменяющих состояние сознания.

Пока мы столкнулись лишь с одним пациентом, у которого симптомы шизофрении появились после лечения в центре Маршака, или просто остались там незамеченными. Нам трудно сказать, как события будут развиваться в дальнейшем.

«Восточная» психотерапия — оружие обоюдоострое, и любая психотерапия должна быть высокопрофессиональной, а безвредность ее применения — полностью доказанной.

В-третьих, реабилитация в центре Маршака продолжается, по нашим сведениям, 28 дней. Для комплексной, серьезной психотерапевтической программы этого очень мало. Чтобы та или иная программа могла нести ответственность за больного, злоупотреблявшего наркотиками, она должна обеспечить ему помощь и поддержку на период не менее полугода (на весь период депрессии).


Опытный врач всегда скажет Вам, что обещания изменить человеческие желания и установки личности (фактически, ее характер) за четыре недели смахивают на предложение очередной «волшебной палочки». Ведь подлинные йоги для достижения просветленности тратили на свои духовные практики десятилетия...

В-четвертых, в первый месяц после проведения дезинтоксикации патологическое влечение к наркотикам еще актуально. Оно еще не вытеснено из сознания пациентов. Поэтому первые 1—2 месяца проводить систему психологических упражнений, направленных на «моделирование» состояния наркотического опьянения, на наш взгляд, нельзя. Такое «моделирование» в результате оказывается способом усиления патологического увлечения наркотиком. «На этой даче все ходят и ждут когда выпишутся, чтобы побежать „мутить“», — говорит нам уже другой пациент.

Практика авторов этой книги показывает, что такого рода энергетические упражнения, если и имеет смысл проводить, то не ранее, чем на третий или четвертый месяц после проведения дезинтоксикации.


Противоречива и сама рекламная информация. В своих телепередачах С. Я. Маршак рассказывал, что в его центре применяются методы дезинтоксикации под наркозом. В одной из недавних радиопередач сообщалось, что применяется только психотерапия, а абстинентный синдром (ломку) больной должен лечить до обращения в центр где-нибудь в другом месте. Тогда вообще непонятно откуда берется столь значимая сумма лечения...

Тем не менее, существует определенная категория больных, которая нуждается в психотерапии центра «Кундала», основанной на восточных техниках. Нужна такая работа, например, молодым людям, которые начали пробовать героин из-за своего интереса к мистике, эзотерике, парапсихологии и другим «тайным философиям».

Что касается эффективности работы центра, то из-за его относительно недавнего существования, говорить о результативности рано. Судя по некоторым прошедшим лечение по «методу» Маршака пациентам, крайне маловероятно, что не рекламная, а истинная эффективность центра, несмотря на тщательный отбор «подходящих» больных, будет выше все тех же 5—10%.
запись создана: 03.08.2011 в 17:31

@темы: Вопросы и ответы